«Закулисье» исправительной колонии Покрова (видео)

«Закулисье» исправительной колонии Покрова (видео)

По крайней мере, к таким выводам пришли журналисты канала 112, с которых ознакомился Nikopolnews.

Корреспонденты, решившие снять сюжет о Покровском исправительном центре, по их словам, были встречены администрацией крайне неприветливо. Внутрь их пускать не хотели, и ситуация изменилась только после звонка заместителю министра юстиции Украины Денису Чернышеву.

Пообщавшись с заключенными, ознакомившись с их жизнью и проведя расследование, журналисты пришли к печальным выводам.

В Покровском исправительном центре отбывают наказание женщины. Их здесь 70. И столько же часовых.

В исправительном центре есть огромный швейный цех. Согласно закону, осужденные могут работать только по желанию и за деньги. Но в здешней тюрьме свои правила. Хочешь выйти по УДО – работай. И бесплатно.

"Я здесь сижу уже 11 месяцев, и мне никто не заплатил ни копейки", - жалуется осужденная Наталья Кучерова.

Более того – оказалось, что заключенные, которые работают на производстве колонии, еще должны доплачивать.

Самая большая должница – Марина Постовитюк. Она уже два года безвозмездно пашет на швейке. "Никакой зарплаты за два года не получала, но есть задолженность 16,5 тысяч", - говорит она.

Вместо денег администрация осужденным иногда сигареты и чай подбрасывает. "Зарплата - утром 2 сигареты, вечером 2 сигареты и стакан чая. За переработку дали по 5 прокладок и по 5 кусков печенья", - добавляет осужденная.

Однако, трудиться даром в швейном цехе — это еще не самое худшее. Ежедневно 30 осужденных отправляют работать на "горячку". Так называют карьер Никопольского завода ферросплавов.

«Закулисье» исправительной колонии Покрова (видео)

Этот поезд женщины называют "рейс". С верхушки карьера из цистерн выливаются тонны раскаленной стали.

"Сплав с температурой 1200 градусов они выливают, а мы внизу бьем это. Там горячо, у нас тапочки плавятся. Оранжевая жижа стекает к нам, ну, может, за 30 метров", - говорит осужденная Вера Бохонко.

Затем застывшие глыбы осужденные женщины разбивают вручную. Каждый день Вера Бохонко бьет огромным молотом по камням. Ее работа не всем мужчинам под силу.

"Кувалда весит 10 килограмм. Ночью руки крутит так, что невыносимо. Мы берем мазь и мажем, чтобы не крутило", - добавляет осужденная.

За день Вера должна набить аж 10 т глыб. Наталья и Мария на карьере работают "носильщиками". Они складывают измельченный сплав. Огромные глыбы женщины носят в руках. Камень может весить и 30 килограммов.

Девушки носят камни, и у них от этого шрамы всякие, раны на ногах, на руках", - говорит Вера Бохонко.

Ежедневно каждая бригада должна выполнить выработки.

"Нас 13 человек, значит, должно быть 13 ковшей. В ковше около тонны. То есть до тонны каждая женщина должна выполнить норму", - говорит осужденная Мария Еременко.

За невыполнение плана светит карцер.

"В ДИЗО была 7 суток. За то, что ношу маленькие камни. Кто-то доложил начальнику колонии, а он выписал нарушение режима", - говорит осужденная Анастасия Серова.

Вкалывают в карьере без выходных, с утра до заката. Даже для больных поблажек нет.

На бумаге невольницам зарплату начисляют, но на руки никто не получил ни копейки. Как и в швейном цехе, здесь все должны тюрьме.

"Не знаю… я например расписалась за 1400 с копейками и ничего не получила на самом деле. Еще и 7295 грн у меня минус", - говорит Вера Бохонко.

Всю зарплату осужденных колония оставляет себе. С невольниц высчитывают деньги за коммунальные услуги и еду.

Завтрак и ужин высчитывают по 800 грн в месяц. Отказаться от пищи осужденные не могут.

Все эти женщины оказались за решеткой за не слишком серьезные преступления. И теперь они в настоящем рабстве, где вынуждены безвозмездно вкалывать. Они сами признаются, что после такого исправительного центра на свободу выйдут озлобленными зеками.

"Здесь более агрессивным становишься, хочется просто той кувалдой дать кому-то из них по голове. Можно сесть и срок заработать еще больше. Нас просто провоцируют. Вообще дурдом", - признается Вера Бохонко.

Уже в Киеве о выявленных в Покровском исправительном центре нарушения журналисты рассказали заместителю министра юстиции Денису Чернышову. Но куратор пенитенциарной системы ответил, что бороться со злоупотреблениями – это работа прокуроров.

"Пусть компетентные органы это проверят, мы, как всегда, никого не покрываем, если виновные люди будут привлечены, если невиновны - что об этом говорить", - поясняет Чернышов.

А чтобы действительно виновных привлекли к ответственности, о всех фактах злоупотреблений в исправительном центре корреспонденты сообщили в Генеральную прокуратуру. После этого обращения представители Генпрокуратуры поехали в Днепропетровскую область.

Правоохранители подтвердили: заключенные работали, словно рабы, никакого трудового договора не было.

"Никаких трудовых договоров, я это констатирую, и нам начальник учреждения это подтвердил. И я обязал его написать на себя объяснение, и он четко указал что, в отношении каждого, кто работает на заводе, трудовых договоров нет", - говорит прокурор ГПУ Руслан Яцкевич.

Дальше - больше. Ферросплавный завод зарплату осужденным начисляет, но деньги к ним не доходят.

"Ну, такое я первый раз вижу… так, чтобы такие отчисления… и такую бухгалтерию "в кавычках" я первый раз вижу. Ферросплавный завод перечислял на каждую из этих 30 осужденных более 7 тысяч гривен в месяц, а после всех отчислений они должны были 2, 3, 7 тысяч гривен каждая", - признается прокурор ГПУ Михаил Кандыба.

Руслан Яцкевич добавляет, что, прокуроры узнали, что начальник учреждения хотел уже после отбытия срока наказания с бывших узников взыскивать средства.

По выявленным фактам Генпрокуратура возбудила два уголовных производства: о грубом нарушении законодательства о труде (за это светит лишь штраф) и о торговле людьми (это преступление предусматривает от 3 до 8 лет заключения).

Источник: nikopolnews.net




  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив