За что погибли никопольские десантники? Мысли в годовщину.

За что погибли никопольские десантники? Мысли в годовщину.

Два года назад Украина понесла первые серьезные потери в необъявленной войне. 14 июня, словно гром среди ясного неба, разразилась новость о подбитом самолете ИЛ-76. На нем было 49 человек. Все погибли.

Среди них – трое никопольчан. Солдат Сергей Москаленко, солдат Антон Кузнецов и сержант Руслан Кулибаба. Самому старшему из них было 37 лет, а самому младшему – на десяток меньше.

Помню, как их хоронили. А произошло это спустя 43 дня. Для никопольчан их смерть стала настоящим шоком – ведь никто до самолета не верил в «настоящесть» войны. Поэтому на похороны пришло чуть ли не полгорода, и состояние пришедших сложно было оценить словами. Стояло пекло. Глаза пекли от слез.

Еще помню маленькую хрупкую женщину. Жену Сережи Москаленко. Она жила в доме напротив моего, и я ее часто видела уже после всего. Ссутуленная, словно выцветшая фигурка. Туда-сюда, сюда-туда… Утром и вечером. Видно, на работу – с работы. Спешит, спешит, глядя перед собой невидящим взглядом… А за ней – на ниточке тонкой руки – маленький мальчик. Сын. Было раздирающе больно думать, что он потерял папу. На войне. Да и сейчас – больно. Ком.

А отец Руслана Кулибабы, лишившийся единственного сына, общается с нашей редакцией по сей день. Как-то познакомились в те черные дни, и теперь он позванивает иногда. Просто спросить, как дела, как жизнь. Скучает по сыну безумно, но не озлобился. Наоборот – помогает людям. Полученную за Руслана компенсацию (ох, какое плохое слово!) семья отдала в помощь тяжело больной девушке. И ей стало лучше.

О родных Антона Кузнецова мне мало что известно. Знаю, что у молодого солдата остались жена и дочь. Родители тоже, конечно, остались.

Как-то живут. Как-то ползут. И вопрос – как удар наотмашь: А ЗА ЧТО ПОГИБЛИ ЭТИ РЕБЯТА??? И тысячи других. За что они ПРОДОЛЖАЮТ гибнуть? Крым российский, Донбасс, хоть и не достался врагу, но и не наш – серый. Так ЗА ЧТО???

И тут же на ум приходят истории, рассказанные знакомыми.

Девушка из Донецка Даша:

- Когда все началось, мы не верили, что серьезно. Ходили на митинги, конечно. С флагами украинскими. В противоположном лагере были люди привезенные откуда-то. Скорее всего, из Ростова. Говор выдавал. И мы не знали их вообще. Обычно активисты друг друга знают, хоть и врагов. Так вот, когда уже начались бойни, их тупо было больше. И они были агрессивнее. Плюс вооружены. Вот и все. Если бы откуда-то с украинских территорий тоже завезли подмогу, мы бы, думаю, выстояли.

Но… По украинским каналам уже показывали, как Донбасс зовет Путина, и жители его у нас вызывали ненависть. Государство организованной помощи донецким патриотам не оказало, а люди «от себя» ехать не стали. Ибо, кого спасать, кому помогать? Так тогда думали многие. А было… Было, кого. Теперь уже, действительно, некого. Патриоты выехали. Молодежь тоже старается нагреть место где-нибудь на более цивилизованной территории. Остались преимущественно пенсионеры. Да и те, в основном, которым кроме куска хлеба и «дозы» телевизора больше ничего не надо. Бомбы не падают – и ладно, будем жить-доживать.

Еще одна история от переселенки из Мариуполя:

- Муж был военным. От него знаю, что когда все начиналось, в города заезжали крутые люди на крутых машинах. Они посещали местные ключевые объекты. Исполкомы, ГОВД, военкоматы. Заносили «выкуп». Чемоданами. И получали потом свое. То есть, лояльность. И даже поддержку. А с Мариуполем так не получилось. Начальник воинской части пообещал пристрелить визитеров, если те приблизятся меньше, чем на 2 метра. Поэтому город остался нашим.

Муж этой женщины погиб при защите аэропорта. А она сама живет в Никополе. Нашла хорошую работу. Привыкает.

Таких историй много. И через них красной нитью проходят наши «грехи». «Моя хата скраю»; любовь к «шаре», к легким деньгам и другим благам; надежда на «само рассосется»; излишнее доверие к тому, что говорят по телевизору и т.д., и т.п. Если бы не это – они бы, наверное, не погибли. Антон, Руслан, Сергей и тысячи других – взрослых и маленьких граждан одной страны, хоть и по разные стороны баррикад.

Наши недостатки замечательно вписались в чужой жестокий план, и все прошло, как по маслу. Где было тонко, там порвалось.

Так ЗА ЧТО же они погибли и продолжают погибать? На самолетах, в сырых окопах, от растяжек, от снайперских пуль…

Наверное, за то, чтобы дать нам время. Чтобы мы стали умнее, лучше. Залатали прохудившуюся ткань или заменили новой. Чтобы не пошла орда дальше. И миллионы остались живыми. В своей стране.

Вечная память. И спасибо.

Екатерина Анус.





  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив